Очаковский монстр (из цикла «Похождения капитанов Косолапова и Медведева в порту пяти морей»)

«Лучше крокодил в трюме, чем женщина на борту», — говаривал наутро капитан Косолапов, пинками провожая в трюм, где он имел обыкновение держать голодного крокодила, очередную портовую шлюху. Еще хуже, если на борту — влюбленная женщина. И уж совсем никуда не годится, когда эта женщина – неугомонная дочь губернатора ЦАО, душные объятия и ядовитые речи которой едва не свели капитана Медведева на берег.

Поселившись на быстроходной фелюке «Ядрена вошь», она развела на борту отвратительный феншуй, разбила на палубе клумбу, кают-компанию украсила занавесками и подушечками, выгнала безрукого кока и вместо него поставила на камбузе кофейный автомат. «Котик, когда мы поедем кататься? Зайка, не пей эту гадость! Суслик, среди твоих коллег нет ни одного приличного человека!» — неслось с утра до вечера из превращенной в будуар берлоги капитана Медведева. Дошло до того, что суровый речной волк, словно юнга, прятался от сварливой девицы в заброшенном пыльном пакгаузе среди крыс и голубей.

Пьяная матросня в портовых кабаках острова на Яузе повадилась было отпускать сальные шуточки на его счет, так что капитану Медведеву пришлось своим знаменитым сапожным ножом выпустить кишки паре самых рьяных весельчаков. Явные насмешки сменились гнусным хихиканьем за его спиной.

Встревоженный состоянием друга капитан Косолапов как-то под утро приволок на фелюку упирающегося настоятеля соседнего Андроникова монастыря, дабы святой человек подсказал, как извести неуемную бабу. Вместо наставлений батюшка проблеял что-то про «огненную гиену», после чего запил бутылку контрабандного коньяка бутылкой контрабандного «саперави», развалился в капитанском кресле, раскурил контрабандную сигару и принялся рассуждать про какую-то франшизу, налоговые льготы и похваляться связями в рыбнадзоре. Не стяжавший утешения грубый капитан Медведев протащил батюшку под килем, а то, что осталось — от греха подальше – скормил акулам Патриарших прудов…

***
А тем временем в городе тоже творилось черт знает что. Негоцианты жаловались губернатору ЦАО на ужасного монстра, который топит корабли с товаром по всей московской акватории. Флот рыбнадзора и речной инспекции привели в боевую готовность: флагманский линкор «Арарат» и броненосный фрегат «Ватель», усиленные двумя плавучими дискотеками с пиротехникой и земснарядом, день и ночь курсировали вдоль стен Кремля: от дельты Яузы до золотых куполов бывшего бассейна «Москва».

Москвичи в панике покидали столицу, недвижимость упадала в цене до четырнадцати у.е. за метр мастер-каюты в ЦАО. Фитнесы и турбо-солярии разорились, в опустевших залах торговых центров вместо приятной для покупательского уха музыки, теперь безобразно каркали вороны.

Губернатор ЦАО объявил баснословную награду за голову чудовища: мешок не облагаемых налогом на роскошь золотых московских баблонов, титул «почетный гражданин ЦАО», мигалку на авто и пожизненное право на езду по встречной полосе и парковку на всех тротуарах и газонах столицы. Тысячи китобоев, охотников и авантюристов на свой страх и риск отправились на промысел. Вернулся один, седой как лунь, сошедший с ума от пережитого кошмара боцман, который прежде чем испустил дух, успел прошептать: «Нет у него никакой головы»…

***
Историю появления чудовища в московских водах поведал капитанам в одном из притонов шлюзового острова на Яузе хозяин опиумной курильни, некогда служивший в городской санитарной инспекции. Неподкупный в те времена (по молодости лет) инспектор выбросил в речку Очаковку тухлого сушеного кальмара, из тех что принято подавать к пиву в прибрежных тавернах. Чудодейственные хмель и солод, которыми славится заповедная речка, вернули к жизни пивную закуску, и она начала стремительно расти. Как на дрожжах.

Поначалу тварь питалась отходами местной пивной мануфактуры, а когда набрала вес и вошла в силу, повадилось охотиться сначала на ворон и бродячих собак, потом на окрестных пенсионеров с удочками, пробавлявшихся снетковым промыслом. Когда берега Очаковки сделались тесны для раздувшегося пивного чудовища, оно выбралось на просторы московских морей и принялось топить проходящие суда, трясти плавучие дискотеки и казино, грабить рестораны и публичные дома на дебаркадерах, пожирая веселящихся посетителей и культурно отдыхающих горожан.

Обстановка в московской акватории накалилась, даже привычные ко всему торговцы недвижимостью и рекламные агенты собирались по трое-четверо в кустах и все громче и обиднее поносили губернатора…

Ни крестный ход вокруг бывшего бассейна, ни освящение воды в реке, ни даже золотая пряжка от пояса богородицы, брошенная в волны московского моря во избавление от напасти, не извели преступного левиафана.

Регулярные силы рыбнадзора, чугунные гвардии водолазы ФСБ, бесчисленные искатели приключений отступили с огромными потерями: гарпуны, пули, ядра, торпеды, абордажные крючья отскакивали от непробиваемой шкуры ужасного мутанта. Вертолеты и дирижабли он хватал присосками и топил, стальные сети рвал в клочья гигантскими щупальцами, боевые корабли жрал поедом, а чугунными водолазами закусывал.

Чтобы извести речное страшилище губернатор ЦАО решился на крайние меры и распорядился перекрыть все городские плотины и шлюзы. Московская акватория обмелела: пересохли некогда полноводные Раменка, Очаковка, Сетунь и Лихоборка. Одна Яуза оставалась судоходной, но и там мели подстерегали на каждом шагу.
Спешно переброшенные в Москву из Белого и Черного морей авианосные соединения и подводные ракетоносцы загнали чудовище в мутные омуты Чистых прудов и забросали глубинными бомбами.

На всякий случай, по приказу губернатора ЦАО в Чистые пруды вылили весь городской запас средства от гололеда на улицах. Однако неистовый монстр лишь увеличился в размерах и обрел необычайную способность проскальзывать с самые узкие канализационные ходы. По ним-то он и проник в подземную реку Неглинную и вырвался на просторы Москвы-реки у самых стен Кремля, где перекусил пополам флагманский дредноуд «Арарат» и крепко помял броненосный фрегат «Ватель».

Учуяв запах шоколада, оголодавшее чудище ринулось на неприступные бастионы фабрики «Красный Октябрь». Именно там, среди переделанных в галереи гаражей старой Арт-Стрелки поджидали его капитаны Косолапов и Медведев на быстроходной фелюке «Ядрена вошь», трюме которой храпела дочка губернатора ЦАО (хотя некоторые потом клялись, что это была грозная шнява «Бешеная каракатица»)…

Все дело в том, что давеча, выслушав историю происхождения очаковского мутанта, которую поведал в клубах опиума бывший санитарный инспектор, капитаны многозначительно переглянулись, встали и, не сговариваясь и не заплатив, быстро покинули притон. Мысль о том как навсегда избавиться от вздорной дочери губернатора ЦАО одновременно посетила изворотливые умы свирепых флибустьеров. Лучшего случая нельзя было и представить.

Капитан Косолапов своими сладкими речами, из которых можно готовить рахат-лукум (от которых, говорят, даже у мумии Ленина случилась однажды эрекция, но это совсем другая история), выманил дочку губернатора ЦАО из каюты, а капитан Медведев коварно напоил барышню поддельной «вдовой клико» со снотворным. После чего заткнул стальным кляпом ее ядовитую пасть и связал по рукам и ногам крепким тросом.

Когда вздорная девица очнулась, фелюка уже стояла на якоре у стрелки Каменного острова – там, куда по расчетам капитанов и направлялся монструозный кальмар-мутант. Капитан Медведев, причесанный и до странного блеска выбритый своим сапожным ножом, предусмотрительно облаченный в костюм химической защиты, невозмутимо сообщил дочери губернатора ЦАО о том, что она «не в его вкусе» и добавил, что жениться на ней он не собирается. И не собирался ни-ког-да!

Его слова произвели оглушительный эффект. Неукротимая барышня в ярости разгрызла кляп и стала, брызгая ядовитой слюной, изрыгать проклятья. Капитан Косолапов аккуратно взял ядовитую девицу за ноги, капитан Медведев за руки, и, стараясь не повредить корабль, они выволокли брыкающуюся красавицу на палубу.

В этот момент раздался ужасающий рев пивного монстра, издалека заметившего изготовившуюся к бою фелюку. К счастью, чудовища, способные сожрать все на свете, часто не подозревают, насколько ядовитой может оказаться влюбленная и отвергнутая женщина. Поэтому, когда капитаны швырнули поливающую ядом исступленных проклятий все вокруг себя красавицу в уродливую пасть, монстр, не колеблясь, проглотил наживку. Мгновение спустя, рядом с быстроходной фелюкой на воде покачивался и содрогался в уродливых конвульсиях подобный клокочущей горе труп чудовища, которое, разумеется, издохло от отравления.

Но не успел капитан Косолапов снять резиновые перчатки, чтобы поздравить друга с избавлением сразу от двух напастей, как из чрева разлагающегося на глазах пивного монстра донеслись привычно леденящие душу проклятия. Суровый капитан Медведев в отчаянии отвернулся и, с хрустом разорвав костюм химической защиты, помочился на клумбу, разбитую на палубе фелюки неистребимой дочерью губернатора ЦАО…

***
Некоторое время спустя, благодарные москвичи решили поставить отважным капитанам народный памятник на месте их решающей битвы с кальмаром. Монумент вышел на славу. На груде пострадавших от чудовища торговых судов, плавучих дискотек и дебаркадеров возвышался корабль, похожий одновременно и на быстроходную фелюку, и на грозную шняву. За его штурвалом громоздилась могучая фигура. Ноги у нее были как у капитана Медведева, руки как у капитана Косолапова, а яростную голову скульптор, большой поклонник женской красоты, лепил с ядовитой дочери губернатора ЦАО. Памятник устанавливали ночью, чтобы утром горожане могли с моста полюбоваться игрой солнечных бликов на величественном бронзовом истукане.

Но губернатор ЦАО, терзаемый завистью, под покровом тьмы пробрался на стройку и прибил к основанию величавой конструкции доску с именем «Петр». Губернатора звали иначе, но собственное имя он написать поостерегся. Потом, подумав, ревнивец приписал к бессмысленному имени слово «Первый». Так, происками губернатора, капитаны лишились славы и заслуженного памятника, а Москва приобрела монумент неизвестно кому.
Мешок золотых баблонов, мигалку и титул «почетный гражданин ЦАО» губернатор, по-видимому, тоже отдал этому самому Петру. Первому…

Михаил Косолапов, Александр Медведев
(впервые опубликовано в журнале «Крокодил», 2006)

(продолжение следует)
см. Пиратский бизнес, Рейд работорговцев, Яхтенное ристалище


Warning: file_get_contents(https://graph.facebook.com/comments/?ids=http://firstbyfirst.ru/?p=3400) [function.file-get-contents]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 400 Bad Request in /www/vhosts/firstbyfirst.ru/html/wp-content/plugins/facebook-like-and-comment/comments.php on line 17

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /www/vhosts/firstbyfirst.ru/html/wp-content/plugins/facebook-like-and-comment/comments.php on line 19