Между Мексикой и Канадой (о злополучной сверхдержаве)

Абсолютно точный ответ на дурацкий вопрос о том, чем является Россия, Западом или Востоком, наконец найден и выглядит так: смотря сколько вы зарабатываете. Теперь у нас появилась возможность озаботиться более актуальной проблемой: чем являются Соединенные Штаты Америки — Севером или Югом?

От того насколько быстро мы найдем решение этой геополитической головоломки, зависит не только будущее России, но и будущее всего мира. Особенно Мексики и Канады, поскольку именно между ними мечется в поисках великой американской идеи злополучная сверхдержава.

Расселение гуманоидов по евроазиатской территории в доисторический период происходило более-менее вдоль «горизонтальной» оси запад-восток, более-менее в пределах привычных климатических зон. Дальше всех на восток продвинулись те гуманоиды, которым удалось пройти по узкому перешейку, соединявшему некогда Аляску с Чукоткой. С этого момента вектор расселения самой восточной ветви азиатских гуманоидов меняет направление. Они утрачивают связь с родиной и продвигаются по Америке с севера на юг, то есть перпендикулярно привычному евроазиатскому направлению миграции, поперек всем климатическим зонам и здравому смыслу.

Именно этим объясняется ортогональность менталитетов жителей Америки и Евразии.

Со временем геополитическая карта Евразии устоялась в том виде, который нам хорошо знаком. Узкую оконечность огромного континента занимает Европа, заселенная окультурившимися азиатскими кочевниками: кельтами, германцами, мадьярами, бургундами, украинцами и прочими ныне цивилизованными европейцами (за исключением скандинавов и, разумеется, славян — и тех, и других некоторые ученые считают европейскими аборигенами).

Восточный край континента занимают китайцы – существа загадочные и во всех отношениях отдаленные от европейцев. К западу от Китая свисает в океан загогулина Индостана, с севера отгородившегося от остального континента горами и пустынями. Разношерстное население Индии якобы имеет какие-то общие индо-европейские корни с русскими – самым загадочным и противоречивым народом Евразии, существование государства которых с давних пор является у цивилизованных европейцев общепризнанным примером геополитического абсурда и нонсенсом, потому что неисчислимые попытки европейцев понять или хотя бы завоевать Россию ни к чему не привели.

С некоторых пор подобным геополитическим парадоксом для европейцев является и существование Соединенных Штатов Америки. С одной стороны Северная Америка была заселена десять-двадцать тысяч лет назад самыми что ни на есть восточными азиатами и должна считаться крайним, метакитайским востоком. С другой стороны, пятьсот лет назад Америка заново «открыта» европейцами на далеком западе, где по их представлениям находится прекрасная земля «блаженных», и, на этом основании, безусловно является крайним западом.

Открывшие Америку европейцы так и полагали, когда обустраивали новый континент доступными их разумению способами: истребили квазиазиатскую гуронскую демократию коренных жителей северной Америки вместе с самими жителями и заселили освободившиеся земли каторжниками, религиозными фундаменталистами и европейским отребьем. Однако вечный американский конфликт севера с югом остался неразрешенным. Как только северной Америке удалось избавиться от колониальной зависимости и навязанного европейцами «горизонтально ориентированного» взгляда на историю и цивилизацию, «вертикальный» конфликт сторон света по линии север-юг немедленно проявился в одноименной гражданской войне, экспансии США на север, на Аляску, и на юг — в испанскую Мексику и дальше, в Латинскую Америку.

Сегодня для Соединенных Штатов Америки (лишившихся своей национальной квазиазиатской или, если угодно, метакитайской истории) населенных потомками европейских каторжников, сектантов и перемещенных из Африки негров, а так же южноамериканскими «латиносами»; задыхающихся от бесконтрольной эмиграции со всех сторон света: от мексиканских нелегалов с юга, канадских интеллектуалов с севера, китайцев с запада, ирландцев, евреев, русских и черт знает кого еще с востока — особенно остро стоит вопрос национальной и культурной идентичности, о собственном месте между цивилизованным севером и брутальным югом. Между наукой и магией, между декларацией прав человека и судом Линча, между компьютерной мышью и галлюциногенным кактусом. Иными словами, между Канадой и Мексикой.

И до тех пор пока Америка не сделает свой выбор, она обречена оставаться научным, промышленным, финансовым и военным придатком Канады и Мексики. А также всех остальных стран мира.

 

Михаил Косолапов

(журнал «Деловые Люди», колонка «Напоследок», 2006)

Tags: , , ,