Десять метров от Умбы до Петрозаводска.

Горит входной зеленый, на рассвете проходим бьеф Беломорского шлюза номер 19, первого в каскаде Беломорско-Балтийского канала. Условно на рассвете, то есть рано утром.

— Яхта Энфин. Канал 19. Ворота открыты. Вставайте на 4 рым.

— Канал 19. Энфин готов к шлюзованию. Заходим.

Над Белым морем июльская белая ночь – легкие сумерки между часом и тремя после полуночи. От Соловков до Беломорска примерно 45 миль, восемь часов под парусом одним галсом.

8enfin

С погодой нам в этот раз везет, кажется, это не Полярный круг, а Балеары в высокий сезон. Днем приходиться импровизировать бимини из куска брезента, иначе сгорим заживо на 30-градусной жаре. 115 миль от Чупы до Соловков тоже проскочили без малого одним галсом. Кругом никого. Только на выходе из Чупинской губы встретили одинокого гребца на надувной лодке. Суровый мужчина-выживальщик гребет от Петрозаводска в Кандалакшу. Пару дней назад, мы уже встречали его на Сонострове, куда заглянули в поисках мидий, бани и LTE/3G. Баню предложили за 2000 рублей, для интернета обещали запустить генератор, тоже не бесплатно. А вот с мидиями не вышло, хотя все подходы к стоянке окультурены ракушечными фермами.

Тут наш менталитет яхтсменов-горожан натолкнулся на банку непонимания в вопросе товарно-денежных отношений. Идея поменять ведро мидий на деньги – а хотя бы и по грабительскому курсу – не вызвала энтузиазма у местного морского фермера и по совместительству строительного рабочего: «Зачем мне деньги? Водку давай». Мой собеседник представлял клинически ясный случай «зефирного эксперимента» про «отсроченное удовольствие» у детей. Мысль о том, что за предложенные деньги можно купить три бутылки водки, но потом, показалась ему слишком абстрактной, что в целом соответствовало результатам психологических исследований в 60-е годы. У детей, способных к планированию и расчету, жизнь складывалась благополучнее, чем у тех, кто выбирает «синицу в руке» и отказывается за любые деньги сплавать на лодке за сто метров, наломать ведро мидий случайным яхтсменам.

1grebec

Рядом с кособоким пирсом, на котором шли переговоры, крупный седой мужчина привязывал герметичные мешки к большой надувной лодке. Я все приглядывался, где у плавсредства мотор, но ничего кроме алюминиевых весел не обнаружил. «На веслах иду, — подтвердил обветренный, выщербленный морем и солнцем гребец. – Проверяю на себе границы возможного, как Бомбар. Я тоже врач, занимаюсь реабилитацией, гипнозом владею. За прошлые годы обошел на веслах все море и Кольский полуостров… про Ладогу и Онегу нечего и говорить – дом родной». От предложения доехать до Чупы на буксире он, разумеется, отказался, посмотрел карты, уточнил проход между буйками и вешками, и погреб прочь. Мы с капитаном «Энфина» — загипнотизированные и отчасти пристыженные — смотрели ему вслед. Наш тяжелый, крепкий как утюг, шведский парусный крейсер 1978 года Beason 31, 22 л.с. дизеля в носовой каюте, прокачной гальюн и туристическая газовая плита – все эти излишества казались пятизвездочным отелем.

«Энфин» в походе уже месяц. Он вышел из Ломоносова в середине июня, сложил мачту на Крестовском острове, чтобы бесплатно пройти разводные мосты. Добрался против течения до Шлиссельбурга (Нева полноводна, а в некоторых местах, скажем, у Порогов встречное течение представляет проблему для тихоходной парусной яхты). Там нанимают кран, ставят мачту на место, ночуют, и по Ладоге идут в устье Свири. Рядом со Свирицей, где начинается Новосвирский канал в обход озера, на турбазах есть пара пирсов, пригодных для ночлега. Дальше Лодейное поле, подъемный мост (если того требует мачта), Нижнесвирский шлюз, необоснованно платная стоянка на отшибе у деревянного аттракциона Мандроги, Верхнесвирский шлюз, и на входе в Онегу — крупное поселение Вознесенье с единственной подозрительно мелкой стоянкой на пирсе базы отдыха. За топливом нужно ездить с канистрами на бензоколонку, а береговое электричество – удел слабых духом, избалованных средиземноморской инфраструктурой сибаритов. Зато почти везде есть связь и интернет. И Navionics вполне адекватен обстановке, если вы еще не сменили его на более пригодный для Финского залива и российских внутренних водных путей iSailor.

В общем, обычный маршрут для питерских яхт, направляющихся на Онегу, в Петрозаводск и дальше в Белое море. Примерно 250 миль до Вознесенья, чуть больше недели речного и озерного яхтинга, если не торопиться. В прошлом году мы уже проделали этот маршрут, а на обратном пути из-за штормового предупреждения по Ладоге открыли для себя судоходные каналы вдоль южного берега озера. Оказалось, за двое суток (с учетом графика разведения наплавных мостов) вполне можно пройти каналом от Свирицы до Шлиссельбурга, даже не складывая 14-метровой мачты. Оно того стоит – удивительно живописные, явно пока недооцененные туристами места. Может, и к лучшему.

Белое море

А вот участок от Петрозаводска до Кандалакши, Беломорско-Балтийский канал и Соловки тревожили мое воображение весь год. Поэтому, как только представилась возможность, я прыгнул в Мурманский поезд, начиная с Карелии — все поезда мурманские — и через 30 часов в Умбе уже грузил свой рюкзак на знакомую лодку, с трудом отыскав ее в связке прицепившихся к полудохлому причалу участников регаты «Кубок Кандалакшского залива».

9escada

Лодки из Чупы, Архангельска, Северодвинска, Кандалакши, Петрозаводска, и даже вот, как наша, из Санкт-Петербурга раз в год на вершине лета собираются в Чупинском морском яхт-клубе, чтобы неделю погоняться между Терским, Кандалакшским и Карельским берегами Белого моря. Возможно, яхтсменам, тем из них, кто прикипел к хорватским монофлотам или турецким маринам, условия регаты покажутся спартанскими, судейство нестрогим, а яхты слишком разномастными, но, по мне, так в самый раз! Ну, конечно, красный архангельский фанерный Open 950 и раскладной американец — 24-футовый тримаран Corsair — улетали со старта вдаль и выясняли, кто из них быстрее между собой. Что с того? Нам для гонки хватало «полутонников», «четвертаков», «картеров», «конрадов» и экзотического скандинавского секонд-хэнда, вылизанного и доведенного до ума рукастыми потомками поморов.

Чего стоили два чупинских «дракона», переделанные в крейсера местным капитаном-умельцем Михаил Даниловичем Копыловским. Он по ходу рассказал и про третий переделанный «дракон» — знаменитый участием в регате Jester Challenge «Фасон» Алексея Федорука, на котором новгородский яхтсмен в одиночку дважды пересек Атлантику. Что тут сказать? Для русского человека любопытство и подвиг привычнее победы и рекламы! Одинокий гребец на надувной лодке на Сонострове примерно так и сформулировал свое кредо. Но мы, порченные азартом московско-питерские урбанисты, все же с переменным успехом поборолись с «картером» организаторов кубка ‘Rum Runner’ за призовое место в своем дивизионе.

Соловки

Чтобы в сезон встать на Соловках на монастырский причал, нужно заранее договориться об этом со святыми отцами. Или, если позволяет осадка на отливе, просто привязаться на свободное место у каменной стенки рядом со старой верфью. Говорят, раньше яхты пускали внутрь бассейна, за ворота, но теперь там только местные моторки, которые катают туристов на соседний Анзер, к подозрительным лабиринтам Заяцкого острова, к рукотворной дамбе и Белужьему мысу – пасти стадо беломорских китов-белух. Все остальное, а меня в особенности интересовала островная система искусственных каналов, доступно по земле.

2solovki

Гиды, туристические агентства и услуги здесь повсюду — туризма на Соловках в избытке. Причал для больших круизных теплоходов не простаивает. Пассажиры толпами валят на берег и разъезжаются по обязательным к просмотру локациям, создавая очереди и привнося суету. Но совсем не обязательно покупать организованный тур, можно доехать самостоятельно: поезд в Кемь, оттуда местный теплоход на Большой Соловецкий остров. А где остановиться – в современной гостинице или гостевом доме для странников – решайте сами. Главное, берите побольше спреев от слепней и гнуса. Кусачие кровососы здесь поистине «бич божий» и летнее испытание для человеков.

Противоречивая история и бесспорно изумительная природа островов притягивают разного рода паломников. Утром нас разбудили вопли блаженного странника, который кликушествовал на пешеходной дорожке между яхтой «Энфин» и стеной Спасо-Преображенского монастыря. По мнению этого небрежно одетого и лохматого господина, иноки и трудники, не говоря уже о светских потомках Адама и Евы, намертво погрязли во грехе и нуждаются в покаянии, искуплении и очищении. Возможно, нам всем бы помог огонь аутодафе. Я не расслышал, какие именно меры предлагал этот праведный, но шумный человек, пока его не прогнал восставший от сна охранник.

3solovki

С одной стороны, туризм хорошо сказывается на мобильном интернете, гостиницах, доступных апартаментах и оранжевом кафе «Экспедиция», где умеют варить эспрессо (хотя, монастырская трапезная показалась мне интереснее и практичнее). С другой… как часто случается, сфера услуг развращает добрых аборигенов. Вот судите сами (и будете судимы, аминь!), грех табакокурения и винопития на островах полностью истреблен – в продуктовых магазинах не продают ни сигарет, ни крепкого алкоголя. Обычно, эти спутники духовной нищеты можно купить рядом с магазином у развращенного сферой услуг местного жителя.

Канал

Проход к следующему по списку 18 шлюзу Беломорско-Балтийского канала нам преграждает Шиженский железнодорожный мост редкой откатно-раскрывающейся системы. Его 66-метровый пролет поднимается вверх, как маятник, с помощью противовеса. Проблема в том, что нам нужен пролет 14 метров, а у моста чуть больше 12 м. Развод моста заказан заранее, готовность нам предписана между 16 и 18 часами. В двух километрах от входного шлюза по восточному, левому берегу есть бетонный пирс для теплоходов, там же капитану «Энфина» предстоит лично оформить бумаги на проход до Онежского озера в портовой администрации. Потому что сайт portcall.marinet.ru, на который не менее, чем за сутки, уже подана заявка о заходе в порт Беломорск, висит. А нам нужно отметиться и внести изменения в крю-лист до разведения моста. Для этого капитану «Энфина» еще перед началом путешествия в Санкт-Петербурге пришлось зарегистрироваться собственным агентом.

Будущее в целом уже пришло на вырубленные в скале берега и шлюзы канала, но так бывает, что ненадежная электроника сбоит, а бумага терпит. И ее по-любому надо оформить и подписать. С 16 часов мы готовы к старту. Уже на подходе к Беломорску капитан убрал морскую УКВ-станцию, по которой переговариваются с портом, в рундук и перешел на речной УКВ-диапазон. Все переговоры со шлюзами на 5 речном канале (300,200 МГц). На Свири, кажется, со шлюзами общались на 3 речном. В 17 часов проходим «уникальный мост» и приближаемся ко второму по ходу следования в Онегу шлюзу. Навстречу идет весь обвешанный кранцами граненый стальной кеч капитана Литау «Апостол Андрей». Тяжело груженая яхта следует куда-то на Новую Землю или еще дальше в тающие арктические льды.

4keith

Первый двухкамерный шлюз №16 проходим через 2 часа. Диспетчер спрашивает, где будем ночевать. Нас ведут по рации от шлюза к шлюзу. Якорные стоянки или швартовки следует оговаривать с диспетчерами шлюзов. Ночевать мы не хотим, идем нон-стоп – четыре половозрелых яхтсмена вполне могут нести вахты парами и шлюзоваться непрерывно. Канал пуст, навстречу никого. Заходим в мокрые бетонные камеры шлюзов в гордом одиночестве и вяжемся «серьгой» с носа и кормы на предписанный диспетчером «поплавок». Обычно это «4 рым». Пятому не бывать – их всего четыре в шлюзовых камерах 135 м длиной и 14,3 м шириной.

В 6 утра мы на 12 шлюзе. Он выглядит иначе, чем предыдущие – белый, со стальной камерой, очень высокий и самый бурный из всех. Идем вперед без остановок по фарватеру. Полный штиль. Левый восточный берег лесистый и пустынный. Правый, вдоль которого идет железная дорога на Кольский полуостров, местами довольно плотно обустроен – вдоль берега тянутся деревеньки, пирсы, ангары. Через полтора часа, выходим из 10 шлюза в большое Выгозеро, до следующего препятствия примерно 10-11 часов пятиузловым ходом. Формально мы поднимаемся по реке против течения, навигационные знаки расставлены по направлению от Онежского озера к Белому морю. Неформально мы тоже поднимаемся по каналу вплоть до шлюза №7 на 102 метра от уровня моря. Ширина фарватера в канале от 36 до 100 метров. Между 8 и 7 шлюзам расположен водораздел — самое высокое место канала. Поэтому в декабре 1941 отступающая Красная армия в последнюю очередь взорвала именно 7 шлюз, тогда потоком воды буквально смыло Повенец, уже захваченный финскими войсками.

Южный склон канала имеет перепад высот — или «напор», как говорят здесь — почти 70 м. От седьмого шлюза начинается короткий спуск, знаменитая «Повенчанская лестница», вырубленная вручную в карельских скалах, впрочем, как и весь остальной канал, «перековывающимися трудом» узниками БелБалтЛага, «каналоармейцами» за 20 месяцев «ударного труда».

6church

Во время реконструкции в 70-е годах фарватер углубили на всем протяжении до гарантированных 4 метров, постепенно заменили деревянные конструкции на бетонные и стальные, отстроили за последние годы современные административные здания – почти 90-лет истории изменили вид канала. Но ряжи и валуны, размером с тачку землекопа, из которых выложены берега, плотины и дамбы до сих пор стоят, как памятник трагической эпохе, лицемерно объявившей невыносимый ручной труд «инновацией» и «перевоспитанием». Странное ощущение испытываешь в этих местах, тяжелое наследие Отечественной войны и воспоминания о «пилотном проекте» будущего Гулага, воспетом «буревестником революции» Горьким и талантливо отрекламированном конструктивистом Родченко, дают о себе знать на каждом шагу.

Всю «повенчанскую лестницу» шлюзуемся правым бортом. Левые поплавки в камерах отсутствуют. Начиная с пятого шлюза появляется устойчивая мобильная связь и LTE. Пять часов на семь двухкамерных шлюзов, на этот раз в компании моторки. По 30-40 минут на каждый. Моторный катер догнал и обогнал тихоходную парусную яхту еще на озерах, но в шлюзы нас все равно пускают парой. Наконец, в 4:30 утра канал позади, выходим в Онежское озеро. Расходимся на озерном фарватере с круизным теплоходом «Ленин». Не померещилось спросонья, точно «Ленин»! Четвертое судно за 35 часов и 225 километров – на реке считают километрами, считая от Шиженского моста. Плюс моторный катер, встречная баржа с березовыми бревнами и ночующий «дикарем» между восьмым и девятым шлюзами на Маткозере буксир…

7ship

До Петрозаводска осталось около 100 миль или 185 км бейдевиндом против озерной волны, но зато с обязательным заходом в Кижи. Волшебное место, не пропустите, когда соберетесь на Белое море. Есть понтон, но на берег пускают до 20 часов. Это по пути, совсем рядом. Впрочем, на русском севере все рядом: от Питера до Канадалакши всего две реки, два больших озера, десяток водохранилищ, 21 шлюз и одно море — рукой подать.

(июль 2022)

Михаил Косолапов

Журнал YACHT RUSSIA (№9-10, сентябрь 2022)

 

 

Tags: , , ,


Fatal error: Maximum execution time of 30 seconds exceeded in /www/vhosts/firstbyfirst.ru/html/wp-content/plugins/facebook-like-and-comment/comments.php on line 17